Полезное /
Законы

29 августа 2022 16:19

Как обезопасить редакцию от судебных разбирательств по статьям о «фейках» и «дискредитации»

Как обезопасить редакцию от судебных разбирательств по статьям о «фейках» и «дискредитации»Фото: Pixabay

Почти полгода прошло с момента, когда президент России Владимир Путин подписал закон об уголовном наказании за распространение заведомо ложной информации об использовании вооружённых сил РФ и за дискредитацию военных. С 4 марта было возбуждено более 3500 дел по новой статье 20.3.3 КоАП («дискредитация») и появилось как минимум 85 фигурантов уголовных дел по статье 207.3 УК РФ («фейки»). С каждым месяцем количество обвиняемых только растёт.

«Лениздат.Ру» изучил статистику, методички, советы юристов и подготовил гайд-инструкцию о том, как теперь медиа в России должны писать о военных операциях, чтобы не получить повестку в суд. 


Что такое «фейки»?

Согласно новой статье 207.3 УК РФ, «фейком» считается «публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации, исполнении государственными органами Российской Федерации своих полномочий».

Публичное распространение — распространении информации везде: будь то СМИ, личная страница «ВКонтакте» или комментарий под постом. 

Заведомо ложная информация (по ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ) — это информация (сведения, сообщения, данные), которая изначально не соответствует действительности, о чем достоверно было известно лицу, которое её распространило. 

Если взглянуть на практику применения, то можно сказать, что «заведомость» информации никак судами не проверяется. Еще 24 февраля РКН настоятельно посоветовал СМИ сообщать о спецоперации с опорой на официальные источники РФ. Поэтому любая информация, не подтверждённая министерствами и ведомствами, может рассматриваться как заведомо ложная.

Статья 207.3 относится исключительно к сведениям о спецоперации, а не к «фейкам» вообще.

Кроме уголовных статей, всё ещё остаётся в силе и административная статья от 2019 года ( ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ). Однако на данный момент более активно применяется ст. 207.3 УК РФ. Эта статья предполагает предполагает серьёзное наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет за высказывание о спецоперации.

 

Что такое «дискредитация»?

В марте 2022 года в российском законодательстве появились две новые статьи: статья 20.3.3 КоАП РФ и статья 280.3 УК РФ. Они содержат ограничения для публичных действий, которые направлены на «дискредитацию использования вооружённых сил РФ в целях защиты интересов РФ и её граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования вооружённых сил в указанных целях».

Уголовная статья применяется в том случае, если в течении года человек уже был привлечен по административной статье. 

Главная трудность новых статей заключается в том, что в законодательстве нет определения термина «дискредитация». Это позволяет судам трактовать данную норму максимально широко.

Согласно сложившейся практике, любое несогласие с официальное позицией властей РФ по вопросам спецоперации может стать поводом для наказаний. 

Однако статьи содержат в себе ещё одно понятие — «воспрепятствование к  использованию вооружённых сил РФ». Воспрепятствование — это любые действия или высказывания, которые призывают к окончанию военных действий, осуществляемые со стороны РФ.

Чтобы лучше всего понять, за что можно быть привлеченным к ответственности по новым статьям, стоит обратиться к практике. Так, людей уже штрафовали за призывы и лозунги против спецоперации, критику действий ВС РФ на Украине, использование украинской символики (герб, флаг, цвета флага), пацифистскую символику, публикации в социальных сетях, устные высказывания (лозунги в общественных местах, высказывания во время учебных занятиях в школах и вузах) и, конечно же, публикации в СМИ.

1280x1024_judge-g2b110fc2b_640.png

Фото: Pixabay

«Фейки» и «дискредитация» — в чём разница?

Чтобы разобраться в этом тонком аспекте, мы обратились за комментарием к медиаюристу Светлане Кузевановой:

— Разница между «фейками» и «дискредитацией» произведена прежде всего в законе. «Фейки» — это распространение заведомо недостоверной общественно-значимой информации под видом достоверной. То есть «фейками» могут быть признаны только утверждения о фактах, которые заведомо ложны, но транслируются как правдивые. Интерпретация фактов или мнение о какой-то ситуации, происходящем, формально не может быть признано «фейком» , потому как не будет подпадать под предусмотренный законом состав.

Дискредитация же, напротив, это выражение мнения о действиях Вооруженных сил РФ. Толкование понятию «дискредитация» в законе не дается, поэтому мы опираемся на имеющуюся судебную практику, чтобы понять, что именно правоохранительные органы, суды считают дискредитирующим высказыванием. И на практике получается, что это любое негативное высказывание против спецоперации, действий российской армии или российских властей за рубежом.

Разграничить правонарушения «фейки» и «дискредитацию» несложно. Если распространяется недостоверная (а по факту не соответствующая официальной) информация о количестве погибших, об ударах, о действиях в отношении мирных жителей и прочем, то это «фейк». Если же критикуется власть и её действия в Украине, если звучат призывы прекратить любые военные действия, то это квалифицируется уже как дискредитация.


Как обстоят дела с судебными делами сейчас? 

Светлана Кузеванова отмечает, что ни по какому закону ранее не было столь значительного количества дел, возбужденных за такой короткий период:

— Дел по «дискредитации» уже насчитывается более 3500. В основном наказывают штрафом в размере 30 тысяч, то есть по нижней планке предусмотренной законом санкции. Основные фигуранты этих дел — это активисты, люди, вышедшие на митинги и протесты, пользователи Сети, выступающие против проведения спецоперации.

Уголовных дел по «военным фейкам» (новая статья 207.3 УК РФ) гораздо меньше, недавно была озвучена статистика в 85 дел [прим. это данные на 16 августа, сейчас их число выросло]. Фигуранты этих уголовных дел очень разные, преимущественно журналисты, но есть и обычные граждане, которые высказывались в Интернете, в мессенджерах или публично. Проект «Сетевые свободы» сообщал, что под стражей в России содержатся 25 обвиняемых, а 24 фигуранта находятся за пределами России.

Большинство административных дел по «дискредитации» заканчиваются установление вины в действиях человека, допустившего [пацифистское] высказывание. Известно несколько десятков дел, когда административные разбирательства прекращались, поскольку суды не находили дискредитации в высказываниях или действиях людей. Но конечно в пропорции к общему числу рассматриваемых дел, это количество невероятно мало. Например, суд не усмотрел дискредитации в нескольких делах, где фигурировал лозунг «Нет [спецоперации]!», посчитав, что человек высказывался не против действий в Украине, а против абстрактной войны. Или не увидел суд дискредитацию в использовании предметов одежды или вещей, имеющих цвета украинского флага.

Тот, кто единожды был привлечен к административной ответственности за дискредитацию рискует при повторном нарушении получить уже уголовное дело, это, пожалуй, самый большой и неприятный риск. Человек, выражающий активно публично позицию против спецоперации находится все время под риском привлечения сначала к административной, а потом сразу к уголовной ответственности [прим. например, ранее привлекавшегося в административной ответственности политика, экс-мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана обвиняют теперь по уголовному делу о «дискредитации ВС РФ»].

1280x1024_writer-gbe64692d6_640.jpg

Фото: Pixabay

Как писать о военных операциях, в которых участвует армия России?

1. Любая информация о спецоперации должна опираться на официальные источники правительства РФ. 

В противном случае, чтобы не распространять «фейки» необходимо подготовить факты и доказательства достоверности распространяемой информации. 

В качестве достоверных источников о потерях и переговорных процессах используются только органы, признанные Российской Федерацией: структуры ООН, Красный Крест, делегаты с украинской и российской сторон на переговорах.

2. Применительно к конфликту можно использовать использовать только «специальная военная операция», «боевые действия», «военные действия», «бои», «российская кампания на Украине».

В июле проект «Сетевые свободы» опубликовал возражения представителя Генпрокуратуры на иск о признании незаконной блокировку издания Krasnews.com. В тексте прокуратура объяснила разницу между словами «война» и «спецоперация» по отношению к действиям российской армии на территории Украины.

«Объявление войны предполагает наступление правовых последствий, представляющих общественную значимость (мобилизация населения, введение комендантского часа и другие). Недостоверное изложение сути проводимой военной операции с одновременным использованием термина "война" представляет повышенную общественную значимость, поскольку участие Российской Федерации в полномасштабных военных действиях будет затрагивать широкий круг общественных интересов, как в социальной, так и в экономической сферах», — процитировали юристы ответ властей.
 
Генпрокуратура уже не раз приравнивала употребление неверных терминов к «недостоверной общественно значимой информации относительно проведения специальной военной операции». Российские власти с 24 февраля настаивают именно на употреблении словосочетания «специальная военная операция».

3. Любой призыв к окончанию военных действий рассматривается как воспрепятствование к использованию вооруженных сил РФ. 

Материалы не должны содержать в себе какие-либо лозунги, критику действий ВС РФ. В случае освещения каких-либо протестных акций материал ни в коем случае не должен одобрять митинги или призывать к протестам. Более того, нежелательно публиковать фотографии с лозунгами и плакатами — это может быть расценено как трансляция призывов или дискредитация. 

Например, в начале июня екатеринбургскому изданию «Вечерние ведомости» выписали штраф в 150 тысяч рублей за пост в Telegram, к которому были прикреплены изображения с пацифистскими стикерами художника Леонида Чёрного. При этом часть «дискредитирующих» надписей была заблюрена. 

4. На источники, которые не признаны Российской Федерацией (офис Зеленского, ВСУ, СБУ, ГСЧС и так далее), следует ссылаться в критических случаях, но на свой страх и риск. Все данные требуют тщательной, дополнительной проверки. Материал нужно снабжать официальной позицией российской стороны.

В любом случае лучше направить запрос в компетентный орган (например, Минобороны РФ). Также можно поставить к материалу дисклеймер: «Данную информацию оперативно проверить не удалось. [Название СМИ] обратилось в Минобороны РФ / другой компетентный орган за разъяснением ситуации». 

5. Любые сведения о погибших, раненых или пленных необходимо подкреплять официальной позицией. 

Сведения о российских погибших и пленных необходимо распространять только по официальной информации Минобороны РФ. Также следует поступать и с информацией о потерях среди личного состава и техники.

О пострадавших жителях можно писать со ссылкой на ООН или Красный Крест. 

7. Все конструкции должны быть обезличены.

В ситуациях, когда есть сведения, что гражданская инфраструктура или мирные жители попали под обстрел, лучше писать следующим образом: дом попал под обстрел, мирные жители попали под огонь, здания пострадало в результате попадания снаряда.

Не стоит делать преждевременных выводов и без официальных комментариев российской стороны заявлять, что какая-либо сторона конфликта виновата в тех или иных обстрелах. 

8. Нельзя цитировать любые сообщения призывающие / побуждающие к введению новых санкций и дающих положительную характеристику уже введённым. 

4 марта также были закреплены наказания за призывы к введению экономических или политических санкций против России (статьи 20.3.4 КоАП, 284.2 УК).

Административная статья предусматривает штраф: для граждан – от 30 до 50 тысяч рублей, для должностных лиц – от 100 до 200 тысяч рублей, для юрлиц – от 300 до 500 тысяч рублей. Уголовная ответственность по статье 284.2 УК РФ наступает, если нарушение было совершенно повторно в течение года. Максимальное наказание – штраф до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок до 3 лет.

Ксения Ахмерова


Другие материалы рубрики "Законы"